Дороги крайнего севера: норильчане знают, как повысить качество своей жизни

Недавно вернулся из Норильска. Дело в том, что там есть одна из федеральных автомобильных дорог, которую, в силу изменившегося законодательства, предписано перевести из федеральной казны в краевую. Необходимо было своими глазами оценить то, что, собственно говоря, берем в хозяйство. Такая вот сугубо производственная задача, которая, при всей ее однозначности и простоте натолкнула меня на ряд соображений более широкого свойства.

Норильск – город рекордсмен. Он и самый большой заполярный город, и самый северный профессиональный театр здесь. Дорога от аэропорта до Дудинки тоже, наверное, самый северный объект федерального дорожного хозяйства. Если уж не рекорд, то место на пьедестале «северных» достижений обеспечено.  Уже в аэропорту в голову полезли заезженные газетные метафоры о «промышленном сердце края» о «людях, сильных духом». Стандартный, в общем-то, набор первичных представлений человека, крайне редко пересекающего Полярный круг.

Более внимательная оценка действительности уже на месте позволила прийти к следующим выводам. Первый из них был до боли тривиален – Норильский промышленный район совершенно не напоминает Таити. Кейптаун, Майями, Сочи и другие места, которые символизируют стандартные представления о счастливом бытие, которое подарено географией и климатом, Норильск тоже не напоминает. Природа расположила Норильский промышленный район в таком месте земного шара, где человек вынужден ежедневно переживать объективные, определенные природой неудобства. Перечислим главные из них. Полярная ночь. Понять то, насколько неудобно и непривычно стандартному человеческому индивидууму на несколько месяцев в году «потерять из виду» солнечный диск может только тот, кто привык к ежедневной смене дня и ночи. Температура. Точнее непривычно низкая температура. Начало ноября проводило меня в Красноярске температурой близкой к нулю, а встретило в Норильске уверенным «тридцатником». Тундра, ветер и снег. Точнее ветер, который в бедной растительностью тундре поднимает в воздух облака снега, а окружающий мир иногда превращается в непрозрачную белую стену. Такие вот неблагосклонные обстоятельства.

Второй вывод, который был сделан мною уже после внимательного осмотра и изучения дорог и улиц Норильского промышленного района и позволил практически полностью нивелировать стандартные природно-климатические представления – норильчане прекрасно знают о том, что матушка-природа не одарила их климатической благодатью, однако это их не смущает. Они знают, как сделать свою жизнь и качественной и счастливой.    

Тундра не блещет красками и ландшафтами? Давайте сделаем себе красоту в Норильске. Да, для этого необходимо было постараться, но результат на лицо – подсвеченный различными цветами «сталинский» ампир сформировал в центре северного города совершенно сказочную, на мой взгляд, атмосферу! Круглосуточно сверкающий город позволяет немного отвлечься от мыслей о полярной ночи, и даже воспринять ее не как неудобство, а как антураж для работы светодизайнеров.

Убийственная комбинация из снежной пурги и Полярной ночи? Рецепт противостояния невзгоде – освещение главных дорог соединяющих жилищные массивы. Ежегодно Норильск вводит в эксплуатацию новые и новые километры линий освещения, которые повышают не только безопасность дорожного движения на Норильских дорогах, но и делают жизнь более качественной и удобной.

Снег и пурга грозят полной остановкой дорожного движения, дорога постепенно превращается в ослепительно белую полосу из снега? Норильчане не готовы обходиться полумерами – в очень короткое время (иногда оно измеряется часами) дорожные службы очищают покрытие от снега и ледяных надолбов, при этом на федеральной дороге подвергается сплошной очистке не только проезжая часть, но и обочины. Мириться с капризами одного из самых «пуржащих» районов мира никто не намерен!

Темнота мешает разглядеть дорожные знаки и разметку проезжей части? Есть способы бороться с этим злом и в Норильске ими активно пользуются. Нанесем разметку специальной краской, которая «возвращает» свет фар в глаза водителю. Сделаем знаки из специальной пленки, которая содержит гранулированное стекло. И вот уже «слепая» дорога превращается в систему читаемых даже в непрерывную ночь систему знаков, линий и символов которые выхвачены из темноты фарами многочисленных автомобилей.

Асфальтобетонное покрытие рвет на части жуткая разница в дневных и ночных температурах? Норильские дорожники научились гидроизолировать трещины в покрытиях самыми современными мастиками, которые предотвращают разрушение покрытий и могут выдержать трудно осознаваемые стандартным разумом материкового жителя колебания Норильской температуры.

Они много чего научились делать, эти упорные и трудолюбивые норильчане!  Уже вечером после осмотра дорожного хозяйства мне посчастливилось встретиться с коллективом, который за последние 20 лет, в условиях, которые все мы характеризуем как постперестроечные, кризисные, и непростые сумел существенно изменить дорожную обстановку в Норильском промышленном районе. Многие полагают, что очевидный позитив на дорогах и улицах достигнут потому, что муниципальный дорожный фонд, наполняемый «Норильским никелем» достаточно увесист а Норильские дороги финансируются гораздо  более интенсивно, чем дороги «материковой» части края. Но, мне кажется, что дело не только в этом. Отвечающее за планирование и выполнение всех видов дорожных работ муниципальное учреждение «Норильскавтодор» абсолютно правильно и современно оценивает свою работу не как повседневную дорожную рутину, а как способ улучшить качество жизни людей, проживающих в районе, который славится рекордными погодно-климатическими экстремумами. 

Руководитель учреждения Олег Федорович Крист – не дорожник по специальности. Это ему, правда, совершенно не мешает руководить небольшим, но очень талантливым управленческим коллективом. Почему-то вспомнилась практика некоторых стран, в которых на должность руководителей глубоко специализированных ведомств назначаются люди, с деятельностью этих ведомств до этого не связанных. Коллектив специалистов «Норильскавтодора» решает технические задачи по планированию и приемке работ, а Олег Федорович – фигура политическая. Он оценивает работу не только как погонаж асфальта или количество установленных на дороге мачт освещения. Он, в итоге, оценивает то насколько изменилась жизнь людей в результате дорожных мероприятий.  В ходе беседы я поинтересовался у г-на Криста: «Как вы работаете с людьми, которым норильские дорожники оказывают дорожную услугу?» Он ответил, что взял себе за правило как можно больше с ними разговаривать. Необходимо разрушать мифы о какой-то полукриминальной подоплеке процесса дорожного строительства, говорит Олег Федорович. Надо не бояться рассказывать людям как идет дорожный сезон, где дорожники успешны, а где - проблемы. Он далеко шагнул в вопросе привлечения общественности к оценке результатов выполненных работ. Еще 10 лет назад уровень удовлетворенности тем, что делается на дорогах, не превышал 25%. А сейчас, наоборот, уровень неудовлетворенных людей составляет 25%. Это значит, что 75% населения устраивает то, в каком состоянии находятся дороги, либо они просто на них не обращают внимания. Уже много раз говорилось, что одна из важнейших задач дорожника сделать так, чтобы человек, когда едет на машине, планировал свои дела, разговаривал с попутчиками...  Когда вместо этого он начинает думать, как ему проехать, замечать неубранный снег, думать о снеголедяном накате, объезжать ямы и держать в уме то, что впереди есть еще выбоины, то это уже плохо.

Работа с дорогами и улицами всегда предполагает две стороны процесса. И конечном итоге, успех любого дорожного предприятия зависит от того, как это предприятие запланировано, и, в не меньшей степени, от того как оно реализовано. Уровень того как, в какие сроки и с каким качеством выполняются дорожные работы определяется подрядной организацией. С этой частью технологического процесса в Норильске тоже все в порядке – в течение последних лет основным исполнителем всех видов дорожных работ здесь выступает дорожная компания «Илан-Норильск». Не скрою, до личного визита в Норильск я полагал, что для создания крупного, надежного, технологически и кадрово подкованного предприятия в этой дорожной зоне нет особых оснований. Признаю, ошибался! Уровень дорожных проектов, реализованных в последние годы, высокие требования, которые «Норильскавтодор» предъявляет к результатам дорожных бдений стал объективной причиной для создания в Норильске одного из подрядных флагманов дорожной отрасли.

Наверное, суммарное количество техники и занятых в производстве людей здесь  не дотягивает до уровня дорожно-строительных и эксплуатационных гигантов центральной и южной зон края, тысячи сотрудников которых содержат и ремонтируют десятки тысяч погонных километров дорог, обслуживают сотни тысяч квадратных километров территории, включая сотни больших и малых населенных пунктов.  Однако и качество персонала и техники северян соответствуют самым современным требованиям, а по некоторым направлениям и превышают их. «Илан-Норильск» владеет современной дорожной техникой, с прекрасным всепогодным оборудованием, которое на нее установлено. Мы, конечно, не могли оценить работу асфальтоукладочного комплекса, но отправились хотя бы посмотреть... Обнаружили весьма индустриальное дорожное производство - новенький, прекрасно собранный, очень обихоженный модульный асфальтобетонный завод, который напоминает  ракету на стартовой площадке. Два дробильно-сортировочных комплекса, и, что немаловажно, все сейчас работает. Несмотря на то, что на улице -30, норильские дорожники готовятся к тому, чтобы летом им не было времени скучать. Северное лето ведь очень короткое и когда появляется возможность приступить к работам, то надо быть полностью готовыми. Впечатлила прекрасная лаборатория, теплые и просторные бытовые помещения, линия приемки фасованного битума, просторные боксы. Перегружателей асфальтобетона в крае всего два. Один из них – здесь, в Норильске. Можно было бы и без него обойтись – техника импортная и уж очень дорогая. Но Норильск к полумерам не привык. С перегружателем качество покрытия выше? Значит, нужен перегружатель. Можно удалять старый разрушенный асфальтобетон с помощью стандартной дорожной фрезы? Конечно да. Но если ее оснастить системой спутникового позиционирования Глонасс, то стандартный дорожный «резак» превратится в хирургический скальпель, позволяя срезать ненужный материал с сантиметровой точностью.

В общем, здесь и не пахнет дорожным захолустьем. Суровые условия жизни и работы требуют основательного отношения к  дорогам, потому что норильчане знают – не так много способов у них сделать свою повседневную жизнь комфортной. Строительство, ремонт и качественное содержание дорог – один из главных способов повышения качества жизни северян. Они это хорошо понимают. 

Вернуться назад