Автомобильные дороги и нефть

Взглянув сейчас на название темы, можно подумать, что говорить я буду о том, насколько важна нефть, а также ее производные в строительстве автомобильных дорог. И кто бы с этим спорил? Нефть является одним из самых важных продуктов, которые определяют, в конечном итоге, качество автомобильных дорог. Но не об этом сейчас речь.  Я бы хотел порассуждать о том, как связано текущее положение дел в дорожной отрасли вообще, и в Красноярском крае, с тем как мы все вместе воспринимаем нефть.

Не будет секретом, что начиная с нулевых годов 21 века, когда начался процесс достаточно бурного роста стоимости нефти, у нас сформировалось совершенно особое к ней отношение. Мы вошли в группу стран, которые связали свою успешность именно с тем, как будет вести себя рынок нефти.

До 2011 года можно было представлять себе, что это «эта музыка будет вечной» (С), но начиная с 2012 года, люди заговорили о том, что такая жесткая привязка наших взглядов на нефть, как на источник благосостояния, уже не является таковой. Ну а в 2013-14 годах, когда процесс обрушения ценовых котировок приобрел катастрофический характер, все в этом окончательно убедились.

Тех, кто определяет вектор экономического развития в нашей стране,  не критиковал только самый ленивый! Однако, результат того, что мы сели на нефтяную иглу носит рыночный характер. И если инвестор (в лице людей, организаций, банков) видит, что это вложение является эффективным, выгодным и интересными, - а именно так и было, -  бесполезно заявлять, мол, коллеги, давайте перестанем продавать нефть и будем лучше выращивать скот – это все декларации! И я меньше всего склонен к тому, чтобы в этой истории искать виновных. Не было такого, что кто-то специально посадил нас на «нефтяную иглу» для того, что потом была возможность ввести в состояние ломки.

Ту ситуацию, которая развивалась в последние два года, и будет продолжаться в 2016, нельзя воспринимать, как признаки некой катастрофы. История полна примеров, когда страны, сложив все яйца в одну корзину, превращались во временных дауншифтеров для того, чтобы потом воспрянуть и продемонстрировать миру возможности колоссального роста. Взять хотя бы США с их Великой депрессией, когда десятки миллионов люде не могли найти себе работу и, угроза голода стояла перед американцами достаточно серьезно. Или Германию, которая после 2 мировой войны потерпев стопроцентный крах и полное разрушение экономики, показала приличные перспективы роста. В общем, лично я, нынешнюю экономическую ситуацию вовсе не считаю путем в никуда, а как раз наоборот.

Я полагаю, что в настоящий момент дорожная отрасль полна возможностей! И опять хочу обратиться к историческим примерам. Есть масса подходов, к тому, как правильно создать экономику. Давайте вспомним монетаризм и кейнсианство. Монетаристы считают, считают, что основой для развития любой экономики является твердая валюта, иначе сказать золотой стандарт, когда у каждого доллара или рубля должно быть свое маленькое зеркальце в виде маленького кусочка золота, который лежит в банке и делает эту монетку хоть чего-то стоящей. А кейнсианцы говорят, что развитие экономики будет только тогда, когда есть возможность использовать деньги, у которых нет реального обеспечения, но эти деньги двигают экономику и рождают ее.

Я занимаю такую позицию: сделать рывок и выйти из кризиса может та страна, которая рассчитывает сама на себя. И нам сейчас необходимо запускать экономику путем реализации внутренних проектов, практически никак не связанных с нефтью. Нефть нам сейчас нужна не как инструмент нашего участия на мировом рынке, а как один из инструментов для строительства объектов инфраструктуры, и прежде всего, автомобильных дорог и мостов.

У нас есть две причины, по которым строительство дорог и мостов, на мой взгляд, вытащит нашу страну из кризиса.

Первая: в силу различных обстоятельств, прежде всего исторических, у нас очень плохая дорожная сеть и поэтому, именно в последние годы, глядя на Красноярский край, мы все сильнее понимаем, что проблема нехватки автомобильных дорог  - больше не проблема «личного дискомфорта водителя». Нам уже экономика кричит, насколько нам не хватает дорог.

Дело в том, что практически весь вектор развития Красноярского края находится на Севере и связан с большими и тяжеловесными перевозками. Мы видим, как предприятия останавливаются в своем развитии, либо даже не начинают развиваться, потому, что логистика настолько безобразна, что выбор делается не в пользу нашего региона. Куда удобней создать еще одно предприятие в Подмосковье, при гораздо более дорогой рабочей силе, при необходимости доставки ресурсов из Белоруссии или Финляндии, если  есть (или будет) возможность доставить эти ресурсы до места, чем, увидев такие лесные и  рудно-сырьевые богатства и осознав, что почти весь доход, который можно будет получить с этого предприятия уйдет на то, чтобы покрыть транспортные расходы.  Это становится существенной проблемой, ведь затраты на неудовлетворительную логистику  соизмеримы с размерами профитов. А это значит, что проблема бездорожья уже переходит из личной проблемы каждого в реальный тормоз для развития экономики.

Вторая причина: других отраслей, которые бы так объемно задействовали все вокруг себя, как дорожная отрасль, на мой взгляд, попросту нет. Мы должны понимать, что объем финансового ресурса, который направляется на строительство дороги, связан с необходимостью приобретения огромного количества материалов, комплектующих, техники, произведенных киловатт энергии и потребленного топлива, что условно свободных денег, которые бы попав в строительство дороги, остались бы за пределами процесса строительства, практически нет. Это означает, что другого такого приложения деньгам, которые бы «разбудили» смежные отрасли – нет. Открывая структуру дорожного проекта, я вижу, что зарплата рабочим составляет не более 10% от стоимости всего сооружения – это те деньги, которые можно сразу же считать свободными. Все остальные деньги тут же завязываются в экономику.

И вот такая деятельность должна сейчас стать нашим приоритетом.

Но! Где ж деньги-то взять, чтобы начать строить? И вот тут я бы как раз хотел вспомнить о том, что делали американцы в 30-х годах. В самый пик кризиса было принято решение занять чем-нибудь армию безработных, родив  колоссальные инфраструктурные проекты. Не просто взять и посадить картошку, а начать реализовывать такие проекты, которые бы заняли сотни тысяч людей в прямом производстве. А если учесть всех тех, кто на это производство работает, - задействовано будет половина страны!

Именно в это время там появились сооружения, которые и в настоящее время считаются индустриальным зеркалом Америки: мост Golden Gate Bridge, плотина Гувера, колоссальной длины 66-ая магистраль из цементобетона, которая пересекает всю Америку с севера на юг, Empire State Building… Все это колоссальные сооружения, которые по сложности своей в те времена были соизмеримы с египетскими пирамидами.  И все это было построено во времена Великой депрессии.

Все прекрасно понимают, что включить печатный станок и вкинуть ни чем не подкрепленные деньги на рынок первичного товара – это очень плохо, поскольку они тут же попадут на валютный рынок и в очередной раз обрушат экономику. А как добиться того, чтобы эти деньги принесли пользу?  Надо создать условия, чтобы деньги были связаны каким-то проектом, чтобы они хотя бы раз сделали что-то полезное для страны и уже потом, в обезличенном виде, выполнив свою функцию, появились на рынке уже вторичного потребления.

Да, это чревато инфляцией. Но, учитывая те обстоятельства, в которых мы сейчас находимся - без этого не прожить. Плюс, эта инфляция должна иметь не только негативные последствия в виде падения стоимости рубля, но и позитивные, в виде создания инфраструктуры, закручивания производства и создания для людей совершенно определенного фона занятости. 

В итоге, применив такие методы, выплескивая на рынок, даже не обеспеченные золотым ресурсом деньги, мы обеспечиваем их тем эффектом, который получим в будущем, когда что-то построим. Мы как бы занимаем деньги у будущего.

Нам сейчас надо внимательно посмотреть на Красноярский край и оценить, какие дорожно-строительные проекты имеют позитивную перспективу, чтобы деньги, которые они принесут в будущем, уже сейчас бросить на их же создание. И если мы найдем эти несколько проектов, реализация которых сулит большими будущими доходами то, мы решим сразу несколько задач:

1.      Закрутится производство в Красноярском крае. По моим оценкам, в строительстве автодороги «Красноярск – Железногорск» принимало участие 500 человек, а 10 тысяч человек вокруг этой автодороги, точнее ее небольшого отрезка, всего в 2 км, получили работу. Количество работающих вокруг 4 моста уже измеряется десятками тысяч людей. Разницу чувствуете?

2.      Стерилизации денег. Стимулируя потребление, надо сделать так, чтобы покупка  товаров, производство которых осуществляется за рубежом отошло на второй план. Сначала наши деньги должны произвести какой-то продукт здесь.

3.      Мы должны выбрать проекты, которые будут иметь ТОЛЬКО положительные последствия в будущем. Причем, эти позитивные последствия мы должны оценивать не просто со стороны обывателя: «как хорошо станет!» Как пример возьмем соглашение, подписанное на прошедшем КЭФ с золотодобывающей компанией "Полюс Золото", которая  взяла на себя обязательство нарастить добычу драгметаллов в Красноярском крае, что позволит увеличить налоговые отчисления в краевой бюджет, а мы в свою очередь, реконструируем автомобильную дорогу к Северо-Енисейскому, где работают золотодобытчики и построим Высокогорский мост. Однако, сейчас нужно досконально просчитать, на сколько увеличится объем налоговых платежей этого предприятия в случае реализации проекта. И если этот объем бюджетных поступлений будет хотя бы приблизительно похож на то, сколько мы потратим - будем считать, что реализации третьей задачи мы добились. Людей связали, деньги стерилизовали и обеспечили рост предприятия.

Сейчас Минэкономразвития Красноярского края дало задание всем министерствам и ведомствам, которые занимаются вопросами строительства, еще раз выдать перечень инвестиционных проектов которые должны реализовываться в рамках действующей программы. Мы, конечно же, это сделаем. И даже попытаемся показать экономическую эффективность этих проектов. Потом, учитывая тяжесть сегодняшней экономической ситуации, наши идеи будут «порезаны», а в результате у нас останутся несколько проектов, которые будут иметь от своей реализации одни плюсы. Надеюсь, среди них будут и дорожные проекты.

Если говорить о будущем, то все будет зависеть от того, насколько правильные и обоснованные механизмы рыночного влияния на денежную массу в стране будут применены в этот сложный, но очень перспективный для нас период. И если мы пойдем по пути роста производства, при этом будем понимать, что инфляция должна оставаться в разумных пределах, -  а этого можно добиться только выбрав для инвестиций очень скрупулезно отобранные проекты, -  мне кажется, у страны очень большое будущее. Мы перестанем работать на международный рынок и, наконец, ощутим себя самодостаточными экономическими единицами.

Вернуться назад